Жители Домодедово объявили о создании Русской Демократической Республики

8 октября 2012 - Администратор
article41.jpg

Жители Домодедово решили отделиться от Российской Федерации и стать Европой. Об этом уже уведомлен Европейский союз. Направлено и обращение к президенту РФ Владимиру Путину с просьбой признать новоявленную Русскую Демократическую Республику. Свидетель памятного развала СССР Владимир Гендлин отправился наблюдать за очередным витком "парада суверенитетов".

 

Адвокат Евгений Архипов обещает, что аэропорт Домодедово не будет национализирован правительством Русской Демократической Республики

 

День пожилого человека

 

"Уважаемые жители микрорайона, приглашаем 3 октября на праздничное мероприятие, посвященное Дню пожилого человека. В программе: чаепитие".

 

Такое объявление украшает стену кафе в деревне Шебанцево, входящей в состав города Домодедово. Это даже не деревня, а просто улица — около сотни домов вдоль старого Каширского шоссе. В центре деревни — то самое кафе. Принадлежит оно азербайджанцам.

 

Из посетителей — один молодой человек с фотоаппаратом, явно коллега из Москвы. Когда в ожидании шашлыка я вышел покурить, он азартно метнулся за мной с просьбой: "Вы ведь местный, да? Что вы думаете о Русской Демократической Республике? Почему вы хотите отделиться от России?" Не хотелось расстраивать парня, поэтому пришлось дать ему интервью. Задолбали, мол, местные коррупционеры, правовой беспредел, засилье мафии, грибы-ягоды не дают людям в лесу собирать, платное шоссе построили, дорогу-дублер собираются расширять, дома сносить будут... В общем, пересказал пресс-релиз, который всех нас позвал в дорогу. 
 

 
— Спасибо. Можно записать, кто вы, откуда?

 
— Вован, из журнала "Деньги".

 
В это время подъехали те, кого мы оба ждали,— члены инициативной группы по созданию независимой РДР во главе с адвокатом Евгением Архиповым (он же председатель Ассоциации адвокатов россии за права человека). Затем подъехали еще журналисты из прогрессивных газет и телеканалов. После этого мы все отправились на детскую площадку в деревню Матвеевку.

 
Приехав на захламленный пустырь с качельками, мы навели фотоаппараты и телекамеры на домодедовских сепаратистов. Один из них, гражданский активист Валерий Цатуров, торжественно достал из багажника Toyota RAV4 флаг нового государства. На красно-черном фоне в центре красовалась странная трехконечная загогулина.

 
— Что это за символ? — поинтересовался я.

 
— Это стяг, с которым русские князья выходили против Орды,— гордо ответила гражданская активистка Марина Злотникова.

 
— Эээ... а что он символизирует?

 
— Триколор,— неуверенно ответила она.
 
— Трезубец,— поправила Юлия Гусейнова, пресс-секретарь Ассоциации адвокатов за права человека.

 
Загогулина больше всего напоминает подстреленную птицу, падающую камнем вниз. Полетные ассоциации гораздо уместнее здесь, вблизи аэропорта, крупнейшего в России. Аэропорт Домодедово, кстати, не будет национализирован правительством Русской Демократической Республики, заверил Евгений Архипов, просто будет платить налоги в госбюджет. "На благо граждан республики!" — с чувством прокомментировал Валерий Цатуров.

 
— А сколько у вас уже граждан набралось? — спрашиваю.

 
— Да весь округ Домодедово!

 
— Нет, кто уже точно проголосовал за отделение и суверенитет?

 
— Ну вся инициативная группа... Это уже человек пятнадцать! И еще собрали около пятисот подписей,— ответил Архипов.— Но, понимаете, мы когда стали собирать подписи, то оказалось, что поддерживают все подряд. И бросили собирать, нет смысла. И у наших активистов сейчас много более важных дел.

 
— Какой будет политический строй?

 
— Парламентская республика, высшим органом будет Головная верховная рада,— заявил Архипов и тут же подчеркнул: — Это будет автономная республика в составе Российской Федерации, но с особым статусом. Мы не нарушаем суверенитет и территориальную целостность России, мы просто хотим, чтобы русские люди имели собственную власть, которая бы защищала их интересы, чтобы народ сам распоряжался своей землей, сам выбирал правительство, полицию, чиновников, которые не будут коррумпированы, не будут потакать олигархам, мафиозным группировкам, рейдерам-захватчикам, огородившим заборами наши поля, леса, водоемы. Только национальное русское государство сможет сделать свой народ хозяином на своей земле!

 
Хотелось аплодировать стоя, но мешали блокноты, фото- и телекамеры в руках. Какая же блестящая в своей простоте идея! Вроде такая же Россия с виду, но с особым статусом: без воров, без бандитов, без продажных полицейских, без лживых и алчных чиновников, без ненасытных олигархов. И это всего в 30 километрах от Москвы... А эти — пускай живут в обычной России, с обычным статусом. Сказка! И как это раньше никто не догадался?

 
— Так это будет русское национальное государство? То есть вы против нерусских? — спросил я, тревожно поглядывая на традиционную народную черную рубаху-вышиванку Евгения Архипова.

 
— Нет, мы не против. Мы хотим в Европу, мы хотим быть частью цивилизованного мира. Но здесь у нас 95% населения — русские. А все, что вокруг делается, это не в русских интересах, это в интересах олигархов и бандитов.

 
— А олигархи, бандиты, чиновники, полицейские — они что, не такие же русские, как и вы?

 
 
Почтальон Надежда Цыганова, с риском для жизни пересекшая шоссе для беседы с журналистами, впервые услышала про независимую республику в своей деревне
Фото: Василий Шапошников, Коммерсантъ
— Они обслуживают чужие интересы. Они подневольные!

 
Тут вновь вступает Валерий Цатуров:

 
— Федеральная власть сама вынуждает нас отделиться! А наша власть будет другая! Среди своих соседей сами изберем себе чиновников, полицейских, правительство, ведь сосед соседу плохого не сделает!

 
Судя по его пылкому, торжественному тону и восторженной улыбке, Цатуров — профессиональный активист и оппозиционер. Не хватает красной ленточки в петлице (или сейчас в моде белые?). С такими вдохновенными лицами в старых советских фильмах люди делали революцию, изгоняли помещиков и капиталистов, мечтали о новой жизни, строили школы, электростанции, поднимали целину, запускали спутники в космос... Цатуров явно уже живет в прекрасном новом мире, Домодедовской республике. Впрочем, Домодедово уже решено переименовать в Перемышль — в честь некоего Перемышльского государства времен Киевской Руси, якобы находившегося на этом месте. Интересно, будет ли переименован аэропорт? Впрочем, наверняка новые власти сумеют убедительно поговорить с собственниками и помогут им принять правильное название...

 
Вскоре стало понятно, почему нас привезли на эту невзрачную детскую площадку. Евгений Архипов как-то попытался собрать единомышленников возле деревни Данилово, пожарить шашлыки, порыбачить. Вскоре ему позвонил некий господин Сазонов и сказал, что это его частная территория и он не разрешает. Архипов, знавший, что леса и берега водоемов по российским законам не могут быть в частной собственности, понял, что тот врет. И согласовал пикник с председателем Матвеевки. Вскоре, по его словам, против председателя Матвеевки возбудили уголовное дело, а его вызвал полицейский Хаевский и сказал, что, кто бы ни был собственник, вечеринку разгонят. Активисты все равно пришли в назначенное время на место, которое с тех пор называют Полем свободы: оно было оцеплено кордонами полиции и перерыто траншеями. Но местные жители нашли тайный проход и провели мероприятие — в окружении полиции, чувствуя себя членами тайных революционных кружков времен "Искры".

 
Поскольку Поле свободы теперь под пристальным вниманием правоохранителей, то детская площадка в Матвеевке стала альтернативой, запасным аэродромом. Но и ее, по словам Архипова, мафия собирается прибрать к рукам и разместить тут свои административные здания. В общем, все непросто тут.

 
После выступления активистов мы вернулись в Шебанцево, чтобы поговорить с местными жителями. Это был самый что ни на есть День пожилого человека: все наши собеседники оказались весьма пожилыми. И далеко не так категорично поддержали идею собственной республики. С трудом достучались до Евгения Пименова, он скрутил листовку в трубочку и заявил, что это бред — надеяться, что можно в жизни что-то изменить к лучшему. Потому что все равно все кругом ворюги и сволочи. Валерий Цатуров затеял с ним жаркую дискуссию: мол, все в наших руках, мы сами кузнецы своего счастья. После получасовой беседы, выступления перед телекамерой и общения с журналистами Пименов несколько ошалел, пообещал прийти на митинг и подумать о республике.

 
Сильно озадачена была и почтальон Надежда Цыганова, с риском для жизни пересекшая шоссе для беседы с журналистами. Она тоже впервые услышала про независимую республику в своей деревне. Слушала сосредоточенно и вдумчиво. Уехала возбужденная.

 
Самой революционной оказалась Зоя Васильевна Чаплина, сильно пожилая, но очень живая женщина. Ее двор разбит в стиле французского парка, с диковинными экзотическими растениями и цветами, очень регулярно и выстраданно. Она создала все это собственными руками. Ее забор находится в двух метрах от шоссе. Зимой снегоуборочные машины забрасывают забор доверху, по обочине уже не пройдешь, приходится идти по шоссе. Это непросто: даже у забора вас припечатывает к нему воздушными потоками от легковушек, а от фур случается легкая контузия. Но местные жители привыкли ходить и жить в этих условиях. Муж Чаплиной Иван Данилович, 86-летний ветеран-фронтовик, про республику и борьбу с расширением шоссе говорит с улыбкой: "Как начальство скажет, так и будет. Значит, так надо". Он давно не работает даже по дому. Сил уже нет.

 
 
Житель Шебанцево Евгений Пименов не верит в возможность изменить жизнь к лучшему, потому что кругом одни ворюги
Фото: Василий Шапошников, Коммерсантъ
 
Геополитический анекдот

 
История с независимой республикой в Домодедово кажется анекдотом. Но самые смешные анекдоты рождаются на самом трагическом материале. Вспомним, что страсти здесь кипят с 2007 года, когда 98% жителей района проголосовали на референдуме против строительства платной дороги М4 "Дон" и расширения старой трассы-дублера. Новая трасса понадобилась к Олимпиаде в Сочи, из-за чего ожидается повышение транспортного потока. Поскольку трасса стала платной, большая часть коммерческих грузов пошла по трассе-дублеру, мимо Шебанцево. Она узкая, и решено было ее расширить. Но здесь и так дома стоят впритык к дороге. Тогда в сентябре 2009 года власти пригнали бульдозеры, спилили деревья вдоль заборов, попытались заново перемерить садовые участки. По словам Архипова, возникла реальная угроза силового сноса строений.

 
Адвокат Архипов, при всей потешности своей акции по провозглашению независимой республики, отнюдь не сумасшедший. Он признал, что цель ее — привлечь внимание властей к произволу на местах. Он знает, о чем говорит: силовые сносы строений и выделение участков под государственные нужды носили повальный характер и в Сочи, и в Приморье перед саммитом АТЭС. Чиновники знают массу способов убрать неугодных собственников участков: например, перемерить землю и переделать кадастровый план (а положенную компенсацию положить в карман) либо нанять фирмы или просто бандитов, чтобы заставить собственников продать участки в десять раз ниже рынка (и затем перепродать государству втридорога). Так, по его словам, в Приморье перед саммитом АТЭС был случай, когда участок выкупили за 6 млн руб., а продали государству за 36 млн. По сути, крупные скандалы вроде Химкинского леса и Цаговского в Жуковском связаны именно с захватами земли крупными подрядчиками строительных работ. В Домодедово попытка начать силовое расширение трассы-дублера за счет земель частников в 2009 году наткнулась на сопротивление: народ взялся за палки и погнал строителей, а затем перекрыл трассу М4 "Дон". Власти не прекращали давления, правозащитники стали рассылать жалобы уже в международные организации, и дошло до того, что проблему нарушения прав человека, в том числе в Домодедово и Матвеевке, пытался довести до руководства России президент Франции Никола Саркози.

 
Возник и национальный аспект: по словам Марины Злотниковой, одними из главных девелоперов в Домодедово являются приближенные семьи президента Азербайджана Ильхама Алиева. Придорожный бизнес выгоден, и азербайджанская диаспора, по ее мнению, пытается выдавить местных жителей с земель, близких к трассе, либо создавая невыносимые условия для жизни, либо шантажируя, либо подкупая.

 
Все эти страсти подогреваются общероссийской тенденцией к расслоению общества, когда богатые, влиятельные или просто криминальные структуры захватывают территории без оглядки на существующие законы. Злотникова утверждает: "Нас пытаются заставить чувствовать себя лишними на своей земле". Но то же самое происходит не только в других районах Подмосковья, особенно престижных, где сегодня постороннему нельзя пройти из-за сплошных заборов и шлагбаумов, но и по всей России. Типичны и рейдерские захваты земель. Год назад, по словам Злотниковой, в подмосковном Жуковском был в одну ночь снесен дачный поселок Глиссада, сейчас решается судьба еще одного. А о захватах территорий на Черноморском побережье Кавказа написаны целые расследования, но они не интересны правоохранительным органам. Потому что страну разделили уже давно, и сепаратизм отнюдь не в Чечне, не в Ингушетии, не в Дагестане и не в Домодедово. Сепаратизм давно уже по всей России. Люди разделились на тех, кто ничего не имеет, и тех, кто имеет много и хочет еще больше. Проблема в том, что неимущих гораздо больше, и их притесняют.

 
Подмосковье, конечно, бросается в глаза. Долина реки Сетунь, некогда открытая для всех, сегодня огорожена заборами, там построены поля для гольфа и жилые комплексы, куда нет хода посторонним. Но такие же дела творятся по всей стране. И потешный суверенитет Домодедово — просто карикатура на тот суверенитет, который давно устроили себе обеспеченные люди с плохим чувством юмора и самосохранения — владельцы мигалок, закрытых поселков, вилл с охранными агентствами, а также прочий обслуживающий персонал (полицейские, чиновники, их помощники и помощники помощников, например бандиты).

 
Иногда кажется, что в Кремле или где-то еще выше сидит мудрый и добрый человек, который сутками напролет переживает: "Ну когда же вы перестанете быть баранами и станете взрослыми людьми, научитесь отстаивать свои интересы, самоорганизовываться, отсекать из своих рядов проходимцев, взяточников и бандитов и сможете на своей территории, в своем микрорайоне устроить такой же французский сад, какой вы устраиваете у себя дома? Сколько еще мерзостей нужно вам сделать, чтобы вы потеряли терпение и взялись за дело?"

 
Пока все это просто смешно. Так же, как смешны были марксистские агитаторы в начале прошлого века. Какими смешными сейчас кажутся агитаторы времен перестройки: "Долой телефонное право! Долой номенклатуру! Даешь свободный рынок и демократию!" Именно с этих лозунгов начался распад СССР, который президент Путин романтично назвал в свое время крупнейшей геополитической катастрофой. Возможно, недавняя клоунада в Домодедово может стать началом еще большей катастрофы. Вот посмеемся-то.
 
 
Рейтинг: 0 Голосов: 0 886 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий