Литературный кошмар Путина

Литературный кошмар Путина

Писатель Владимир Сорокин своим романом "День опричника" бросает вызов новому царю. 

Русскую литературу последней четверти XX века невозможно представить без Владимира Сорокина (р. 1955). Первые работы спорного писателя-новатора не могли быть опубликованы в СССР, поэтому увидели свет во Франции и Германии. Только спустя годы, в 1989, в разгар горбачевской перестройки в России появились его книги. Сейчас в Испании издан его последний роман "День опричника" (издательство Alfaguara). 

Роман "Голубое сало" (1999) вызвал настоящий скандал. Молодежное пропутинское движение "Наши" уничтожало экземпляры книги перед Большим театром, бросая их в импровизированный унитаз, и подало в суд на Сорокина за распространение порнографии.

Сорокин принял корреспондента EL PAÍS в своем подмосковном доме во Внуково. На вопрос о значении "Дня опричника" (опричниками называли кровожадных личных охранников Ивана Грозного) он ответил так: "Один друг сказал мне: "Мне кажется, ты написал заговóр, заклинание". Заговóр – магический ритуал, во время которого заговаривается, изгоняется болезнь или смерть. На самом деле, я не думал об этом, когда писал роман, но идея мне понравилась, и я думаю, что речь действительно идет о заклинании. Я хотел выразить идею, которая сейчас присутствует в сознании многих русских. Я имею в виду идею изоляции России, возможности возведения высокой стены и отделения от этого Запада, от которого одно зло. Значительная часть команды Путина думает именно так".

В своей книге Сорокин использует историческое прошлое, проецируя его на будущее: "Если будет создан железный занавес, то, в отличие от сталинской эпохи, Россия погрузится в прошлое, то есть в XVI век, когда Иваном Грозным фактически и было создано Российское государство. Если во времена Сталина советская Россия приобрела новую форму благодаря коммунистической идее и символам, сейчас нет никакой новой идеи. Существует только идея изоляции, и если она будет воплощена, мы станем свидетелями Средневековья, не только в идеологическом плане, в способе мышления, но и в стилистическом смысле".

Будучи убежденным и практикующим православным, писатель не боится критиковать церковную иерархию своей страны: "Когда-то православные иерархи сделали большую глупость, отлучив Толстого. Дураков везде хватает, и Церковь – не исключение".

Сорокин с грустью констатирует, что "Россия возвращается в Средневековье, и переживаемое нами сегодня – не фашизация, а феодализация. Мы движемся к феодальной России, где власть снова становится чем-то абсолютным и непонятным народу, и нисколько не считается с народом".

"Команда, находящаяся сейчас у власти, – добавляет Сорокин, – очень беспокойная, ведет себя очень нервно и иногда впадает в паранойю. Если всмотреться в лица Путина и Медведева, я сказал бы, что они излучают беспокойство и озабоченность".

Группировка "Наши" считает его воплощением дьявола. Ее члены публично уничтожали его книги перед Большим театром. Писатель так вспоминает о том роковом дне культурного фашизма: "Это событие произвело на меня большое впечатление, но в "Дне опричника" рассказывается не совсем о "Наших". "Наши" – не совсем опричники, они младшие братья опричников. Это как комсомол и КПСС: "Наши" – нынешние комсомольцы. В 2002 году, когда произошел этот инцидент, власть еще не была такой бессовестной и наглой, как сейчас. Она экспериментировала, вот и решила попробовать, что будет, если атаковать писателей. Уголовное расследование против меня продолжалось год, но в итоге дело было закрыто по приказу сверху. Власти стало невыгодно осуждать меня. В тот год Россия была почетным гостем Книжной ярмарки во Франкфурте, и это было бы неловко".

Означает ли это, что сегодня его могли бы осудить? "Мне рассказывали, что тогда власти намеревались провести показательный процесс и приговорить меня к двум годам условно, чтобы создать прецедент. Пока они не занимались писателями, но никто не знает, что будет дальше. Сейчас они занимаются журналистами и другими категориями, например неугодными политиками".

Личный опыт Владимира Сорокина можно назвать трагическим: он был вынужден бороться как с советскими притеснениями, так и с новым царем Путиным. "Мои работы – за небольшим исключением – реакция на общество, в котором мы живем. Я начал с рассказов, которые по своей сути были антисоветскими, но мой последний роман – прежде всего, литературный труд. Это не памфлет и не сатира в чистом виде, такое меня не интересует".

Вот чем, по его мнению, литература эпохи Путина отличается от литературы прошлых эпох: "В эпоху Путина пишется много антиутопий. Возьмите Виктора Пелевина, Ольгу Славникову, Дмитрия Быкова и других авторов – они пишут о том, что будет, о будущем. Жанр антиутопии сильно заявил о себе во времена Путина. Это не случайно. Это – реакция на настоящее".

Сорокин не знает, покусится ли Путин на писателей, но предупреждает: "Власть непредсказуема, и никто не знает, что ей потребуется завтра. Может, она начнет кампанию за чистоту культуры. Уже есть президентский проект. Путин встретился с молодыми писателями и призвал их писать о позитивных вещах. Но надо тогда что-то делать с негативными. Здесь, в России, нельзя одновременно продавать позитив и негатив".

Родриго Фернандес, inopressa.ru, 31.01.08

Владимир Георгиевич Сорокин

День опричника 

Супротивных много, это верно. Как только восстала Россия из пепла Серого, как только осознала себя, как только шестнадцать лет назад заложил государев батюшка Николай Платонович первый камень в фундамент Западной Стены, как только стали мы отгораживаться от чуждого извне, от бесовского изнутри - так и полезли супротивные из всех щелей, аки сколопендрие зловредное. Истинно - великая идея порождает и великое сопротивление ей. Всегда были враги у государства нашего, внешние и внутренние, но никогда так яростно не обострялась борьба с ними, как в период Возражения Святой Руси.

'День опричника' - это не праздник, как можно было бы подумать, глядя на белокаменную кремлевскую стену на обложке и стилизованный под старославянский шрифт в названии книги. День опричника - это один рабочий день государева человека Андрея Комяги - понедельник, начавшийся тяжелым похмельем. А дальше все по плану - сжечь дотла дом изменника родины, разобраться с шутами-скоморохами, слетать по делам в Оренбург и Тобольск, вернуться в Москву, отужинать с Государыней, а вечером попариться в баньке с братьями-опричниками. Следуя за главным героем, читатель выясняет, во что превратилась Россия к 2027 году, после восстановления монархии и возведения неприступной стены, отгораживающей ее от запада.

Супротивных много, это верно. Как только восстала Россия из пепла Серого, как только осознала себя, как только шестнадцать лет назад заложил государев батюшка Николай Платонович первый камень в фундамент Западной Стены, как только стали мы отгораживаться от чуждого извне, от бесовского изнутри - так и полезли супротивные из всех щелей, аки сколопендрие зловредное. Истинно - великая идея порождает и великое сопротивление ей. Всегда были враги у государства нашего, внешние и внутренние, но никогда так яростно не обострялась борьба с ними, как в период Возражения Святой Руси.

День опричника - это не праздник, как можно было бы подумать, глядя на белокаменную кремлевскую стену на обложке и стилизованный под старославянский шрифт в названии книги. День опричника - это один рабочий день государева человека Андрея Комяги - понедельник, начавшийся тяжелым похмельем. А дальше все по плану - сжечь дотла дом изменника родины, разобраться с шутами-скоморохами, слетать по делам в Оренбург и Тобольск, вернуться в Москву, отужинать с Государыней, а вечером попариться в баньке с братьями-опричниками. Следуя за главным героем, читатель выясняет, во что превратилась Россия к 2027 году, после восстановления монархии и возведения неприступной стены, отгораживающей ее от запада.

180 просмотров

Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!