Вся правда о стриптизе

Вся правда о стриптизе

Происшествия за стенами столичных клубов и откровения танцовщиц

Для начала я отправился в бар «Белый медведь». Первое, что меня здесь поразило, это шахматы. Они лежат в VIP-комнате, где посетители могут уединиться. Рядом с шахматами на полках стоят настоящие книги: Жюль Верн, Томас Гарди, Виктор Гюго. Сам клуб небольшой, но очень уютный. Даже если убрать отсюда танцы и раздевание, здесь все равно хорошо ужинать, разговаривать или слушать музыку. Но танцы лучше не убирать. Таких танцев, как в этом клубе, я больше нигде не увидел. Причем в какой-то момент становится не очень важно — обнажена девушка или нет. Красиво.

«Я десять лет в балете Игоря Моисеева проработал до того, как сюда пришел, — рассказал Максим Парфенов, арт-директор и одновременно хореограф клуба. — Каждый день с девчонками серьезно занимаемся. И результаты есть: в этом году мы, например, получили премию международной ассоциации ночных клубов «Клубный рай».

Комментарий Насти: Вообще-то в стриптизе не обязательно делать какие-то пируэты: нужно уметь стоять на «шпильках», красиво ходить и иметь хорошую фигурку и мордашку. Еще важно хотеть мужчин глазами; причем это умение часто дается от рождения: я знаю 20-летних девочек, у которых есть это желание в глазах. Но такой взгляд может появиться и с возрастом: моя знакомая родила, потом сделала себе подтяжки и сказала мне: «Насть, я вот только сейчас себя женщиной почувствовала». И действительно совсем по-другому выступает.

А я пошел проникаться атмосферой. Сел на первом этаже и познакомился с Милой. Точнее, это она со мной познакомилась. Она была в черном платье или, точнее, почти без него. Я сразу начал стараться не смотреть на ее грудь. Когда первый раз приходишь в стриптиз-клуб, это большая проблема, чувствуешь себя неловко. Мила подошла и начала нежно гладить меня по щеке. «Что ты смущаешься?» — спросила она. «Ну, это естественно», — неуверенно ответил я. «Я же не предлагаю раздеваться вместе со мной», — сказала Мила и приветливо улыбнулась.

Комментарий Насти: Стриптизерши во время первых выступлений тоже нервничают: беспокоятся, как будут выглядеть. Первый раз, когда я должна была выйти с обнаженной грудью, было тревожно, но в меня влили грамм 100 водки — и я пошла. И ничего, выступила.

Когда Мила узнала, что я журналист, то перестала гладить мою щеку. Она сразу начала рассказывать: «Я ведь тоже журналист. Работала в агентстве «Интерфакс», в деловом отделе. Приходилось много ездить, в Москве появлялась редко. Так мне это все надоело! Но вообще-то я юрист с высшим образованием, в судах работала. Тоже странное занятие». «Это еще почему?» — спросил я, стараясь не замечать ее грудь. «А ты представь, какие дела обычно разбирают». — «Квартирный вопрос?» — «Ну да. А еще бытовые проблемы: трубу, например, прорвало. И как начнет тебе какая-нибудь бабушка о своих проблемах рассказывать — уши вянут. Здесь мне больше нравится — контакт с мужчинами и так далее». «И сильный тут у вас с ними контакт?» — сразу спросил я. «Что мне тут нравится — здесь нет увольнений», — сказала Мила. «Это какой-то термин?» — спросил я. «Да, это когда клиент может забрать девушку с собой. Он платит деньги, и танцовщицу освобождают от всех обязанностей. Например, я работала в  Golden Girls, там все это было очень распространено: отдаешь 500 долларов и забираешь себе танцовщицу. Но лично я так не работаю». — «А тут, получается, девушек никто с собой забрать не может?» — «Только если ей самой очень понравится клиент. Но вообще-то здесь это не принято».

Комментарий Насти: Стриптиз — это совсем не та профессия, в которой обязательно нужно под кого-то ложиться. Можно работать честно и честно зарабатывать деньги. Все зависит от того, как девушка себя поставит.

Позже я сообщил Максиму, арт-директору клуба, что у него здесь работает бывший юрист. «Тут и будущий прокурор есть», — сказал он.

Комментарий Насти: Я знаю много стриптизерш с высшим образованием. Есть у меня знакомая танцовщица — младший лейтенант милиции, другая физико-математический закончила и играет на виолончели. В нашей профессии важно иметь какие-то цели, иначе можно быстро потеряться и плохо кончить.

А потом я поехал на Малую Дмитровку в клуб 911 VIP, он располагается рядом с театром «Ленком». Чтобы попасть в здание, нужно пройти по длинному и безлюдному коридору, стены которого увешаны маленькими лампочками. В клубе единственный зал, там и танцуют стриптиз. Есть еще одна комната с диванами и очень высокими потолками — там можно посидеть отдельно от всех. Столы располагаются полукругом, в центре которого сцена с шестом. Как только входишь в основной зал, сразу создается ощущение легкого беспредела: на барной стойке танцует девушка. Тут, кстати, так принято. Даже гость может станцевать, если захочет. Или, например, еще один момент: в полночь все официантки обнажают грудь. «Я так и хотел, чтобы у нас был беспредел, — сказал мне арт-директор клуба Дмитрий Гришин. — И получается вроде. И, знаешь, тут разные вещи случаются, прямо глаз радуется. Как-то две официантки лесбийские игры устроили. Это нормально, я считаю. Мы нашим девушкам, например, напиваться не запрещаем».

Комментарий Насти: У танцовщиц бывают большие проблемы с алкоголем. Круглые сутки в клубе: днем репетиции, ночью работаешь… Денег много… Ну и попивают многие девушки, а то и наркотики употребляют. Моя учительница Марианна (она меня ввела в стриптиз) в свое время подсела на наркотики, опустилась. А была красивая, как цыганка: яркая, высокая.

Дмитрий, арт-директор 911, рассказал, что утром и днем он работает в администрации президента, а ночью — в клубе. «Дайте визитку, чтобы я точно переписал вашу должность», — попросил я. «У меня принципиально нет визиток. Зачем они нужны?» — ответил Дмитрий. Я спросил, интересно ли ему совмещать такие разные профессии. «Еще как! Клуб — мое любимое хобби. Я много чего для него придумал. Например, как ты видел, официантки с голой грудью ходят. Сначала девушки отказывались: мол, как же мы будем так ходить? Говорили, что им будет некомфортно. Но я их убедил: сказал, что так нужно на благо клуба. А теперь они сами даже одеваться иногда забывают. Такого, как у нас, нигде в Москве нет!»

Потом я пошел проникаться атмосферой и познакомился с интересной девушкой. Кажется, ее звали Юля. Или Ольга. В общем, шла пятая рюмка и со мной сидели несколько девушек. И тут я почувствовал, что пора вручить Ольге (или Юле) чаевые — она только что танцевала для нас на барной стойке. «Мне сказали, что вам нужно куда-то класть деньги. Не подскажешь, куда?» — спросил я. «Прямо сюда», — она показала на чулок. Тут я понял, что все равно не могу этого сделать. Неудобно просто так взять и положить деньги. Тем более что шла уже шестая рюмка. Я сказал: «Давай с тобой поиграем в мексиканский сериал? Я как будто прихожу с работы и говорю: “Где ребенок, Ребекка?” А ты отвечаешь, что он спит. И тогда я говорю, что это замечательно, и кладу в чулок деньги». Мы пару раз отрепетировали, а потом сделали все начисто. Ольга (или Юля) оказалась очень талантливой актрисой.

Комментарий Насти: Когда хорошие чаевые, да еще и без всяких намеков вроде «отъедем», это очень приятно. Конечно, бывает, что дают стодолларовые купюры с номером телефона. Но мне как-то мужчина простенький дал 50 рублей. Мало, но видно было, что он от души это делает. Я ему сказала спасибо.

Когда я прощался с Дмитрием, он сказал, чтобы я приходил еще: «К нам много кто приходит. Мы же в центре находимся. Михаил Боярский с друзьями, например. Сидит и водочку пьет. И еще актеры — у нас же тут театр рядом, вот и забегают после работы».

После 911 я отправился в  «Распутин». Клуб огромный и роскошный: два этажа, огромная сцена. Посетители нередко приезжают сюда на лимузинах и джипах: это один из самых дорогих стриптиз-клубов в городе. Я сел за столик, и ко мне сразу подсели несколько танцовщиц, которые выглядели как королевы небольших, но благополучных государств.

Комментарий Насти: Сейчас девочки стали очень ухоженные. Ходят в фитнес-клубы и бассейны, некоторые имеют своего массажиста и визажиста. Но это, конечно, зависит от заработка. Самые высокооплачиваемые стриптизерши (их немного, на всю столицу 10-20 человек) получают, например, 3—5 тысяч долларов в месяц. Они могут многое себе позволить. Например, хорошую одежду: в 90-х мы шили подпольно у портних, привозили из Америки. А сейчас у меня, например, два своих дизайнера. Им показываешь костюм от Dolce & Gabbana и говоришь: мне такой же, только стилизованный под стриптиз. Это значит, что он должен быть без накладных плечиков, груди и легко сниматься. Один из моих дизайнеров очень дорогой: костюм у него может стоить 500—700 долларов. А есть попроще — 100—150 долларов.

«У нас тут очень хорошие отношения с остальными девушками», — сообщила мне танцовщица. «А что, часто бывают плохие отношения?» — спросил я. «Еще как! До этого я работала в плохом клубе, так там танцовщицы постоянно делали друг другу гадости. Самое страшное — это когда тебе трусики перед выступлением намочат, многие стриптизерши после этого очень серьезно заболевали».

В туалете «Распутина» я встретил некоего Мишу. Он был в жилете и белоснежной рубашке. У него был день рождения. Он вымыл руки, потом пошатнулся, я поддержал его, потом мы вместе пошатнулись и познакомились. Миша сказал, что работает в крупной компьютерной компании и занимает одну из руководящих должностей. Я спросил, как ему клуб. «Я прихожу сюда почти каждый месяц — с друзьями или без. Здесь очень внимательные девушки. С ними прикольно. Я тут не ищу, кого бы потрогать и пощупать, — для этого другие места есть. Я сюда прихожу, когда мне хочется женского внимания. Не скажу, что трачу здесь очень много денег — ну, долларов 600 за вечер, считаю это нормальным». К тому времени мы вышли из туалета. «Девушки, вы прекрасные!» — крикнул Миша. День рождения он праздновал с четырех часов дня.

Комментарий Насти: Очень важные люди, конечно, стриптиз не посещают: им такая реклама не нужна. В основном клиенты — бизнесмены средней руки. Они явно приходят в стрип-клубы не приобщиться к красоте и искусству, а просто развеяться. Или, бывает, заработал парень 10 тысяч долларов: «А! Гульну! По бабам!» А где бабы? В стрип-клубах.

В  «Распутине» я остался надолго, ехать куда-то еще сил не было: шла уже не-помню-какая рюмка. Я познакомился с другими отдыхающими, музыкантом Костей и безработным (как он сам сказал) Лешей. Вместе мы сидели с танцовщицами и говорили им, что они похожи на принцесс (так и было), а также выясняли, кто им нравится из актеров (лидировал Брюс Уиллис, а Джонни Депп почему-то не нравился никому). Кончилось все глубоким утром.

Досье: Настя «Мулатка»

Закончила Воронежское хореографическое училище. Переехав в Москву, танцевала в ансамбле эстрадного танца «Сувенир». Работать в стриптизе начала в 1993 году в 19 лет — видела в газете объявление о наборе в эротический театр клуба Up & Down. Танцевала перед Клаудией Шиффер, Жан-Клодом Ван Даммом и Дэвидом Копперфильдом. Сейчас Настя работает уже по индивидуальным заказам, у нее есть менеджеры, которые договариваются о выступлениях: не так давно ее приглашали танцевать в Лондон на день рождения Валерия Леонтьева. Еще она учится на факультете журналистики. «Мне 30, и я понимаю, что пора потихоньку завязывать со стриптизом. Но я уже не могу заниматься нетворческой профессией. Вот и пошла учиться на журналиста. Хотя я тоже понимаю, что сейчас журналисток типа меня — с хорошенькой мордашкой — полно. Так что все не так просто», — говорит Настя.


8 фактов о стриптизе

Более 6000 профессиональных стриптизерш работает в Москве.

Примерно 2000 девушек танцуют стриптиз в столице каждую ночь (включая тех, кого заказывают на дом).

50—1000 у. е. зарабатывают в день стриптизерши (в зависимости от клуба).

2 литра жидкости или 10 алкогольных коктейлей выпивают стриптизерши за счет клиента в день, чтобы больше заработать: от 30 до 50% от стоимости каждого заказа идет девушке в карман.

Около 40 столичных клубов специализируются на мужском или женском стриптизе.

300—2000 у. е. оставляет посетитель за вечер в стриптиз-клубе (в зависимости от возможностей).

Около 1000 девушек в Москве в данный момент учатся стриптизу.

46356 человек на прошлой неделе интересовались стриптизом в поисковой системе «Яндекс».

Словарь стриптизерши

Увольнение — клиент выкупает девушку у клуба (вразных заведениях разные цены). После этого он может пойти с ней гулять на Красную площадь, в Музей игрушки или домой — заставить мыть окна. Пример словоупотребления: «А Люду сегодня уволили!»

Крутяк — один оборот вокруг шеста. Иногда этот фокус пытаются повторить нетрезвые посетители — выглядит так, словно пакет с чипсами попал в водоворот. Пример: «Сделай-ка мне двойной крутяк!»

Пилон — шест. Так древние египтяне называли колонну у входа в храм. Какая тут связь, не знаем, но то, что девушки используют многовековые термины, вызывает уважение. Пример: «Иди к пилону!»

Трюк — сложный акробатический элемент, например, когда нужно спуститься с шеста вверх ногами. Трюки вызывают особенное восхищение у посетителей. Пример: «Я сделала трюк, и Вася чуть со стула не упал!»

Чай — обычно это 100 рублей, если просят больше, то стоит задуматься. Помните, что вы не обязаны давать на чай каждые пять минут — это сугубо добровольная инициатива. Деньги кладут в трусики или в чулок. Пример: «А-а-а на ча-а-ай?»

Ходячая — стриптизерша, которая не танцует, а просто ходит по клубу. Ходить тоже нужно уметь. Некоторые делают это так, что мужчины им дарят машины, бриллианты и живых пантер. Пример: «Катя у нас ходячая!»

Стриптиз клубы Москвы

На этой странице в алфавитном порядке представлен список всех ночных клубов Москвы.

timeout.ru, №47, 28 ноября - 4 декабря 2005

Похожие статьи:

ОбществоВ Москве все снесли!

ЯзычествоПервый международный фестиваль Ивана Купалы пройдет в Москве

ПолитикаМосква-Юрт

ИсторияЛеди Годива и средневековый стриптиз

ОбществоУходящий 2014 в одном кадре

271 просмотр

Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!