Русская Европа: поднятая целина или тихий Дон

После революции 1917 года за рубежом оказалось два миллиона русских, после событий 1991 года русское зарубежье насчитывает 25 миллионов человек.

Вместо пролога

" - . . . пустяки, я вижу, что ты можешь быть нянькой!"

"Помилуйте, - отвечаю, - тут не о двух целковых, а как я в этой должности справлюсь?"

"Пустяки, - говорит, - ведь ты русский человек? Русский человек со всем справится." ( Николай Семенович Лесков, "Очарованный странник")
"Зачем ты, брат Гуго Карлович, все с нами споришь и волю свою показываешь? Это нехорошо. . ."

И отец Флавиан поддержал Савву и сказал: "Нехорошо, матинька, нехорошо: за это тебя бог накажет. Бог за русских всегда наказывает." ( Николай Семенович Лесков, "Железная воля")

"Наши люди вне России могут сыграть решающую роль в нашей победе. В том, как быстро и весело мы . . . (победим) их. В каком-то смысле мы их уже наполовину победили только потому, что это у них живут миллионы наших. . ."

"Эти уехавшие нужны России. Для чего нужны? Для всего. Для будущей жизни будущей России в будущем мире. И если Россия видит впереди какую-то будущую жизнь, то плевать на русских, сумевших пустить корни в других культурах и цивилизациях, значит плевать в колодец. . ." ( Из книги Сергея Хелемендика "Мы . . . их!"

Зачем русским Европа?

Появление миллионов русских людей в Европе явление новое и еще не изученное.

Получилось так, что не португальцы с испанцами устремились на прохладный Магадан изучать его богатую историю и наслаждаться жирными северными надбавками.

Получилось наоборот - русские и украинцы вдруг объявились на знойном побережье Атлантики и начали там лепить пельмени и варить борщ. И между делом поднимать на ноги хиреющую экономику ленивых южан.

Раньше были Целина и Магнитка, теперь вот Лиссабон заинтересовал.

Причины массового движения русских в Европу кажутся простыми и понятными - на заработки народ потянулся, найдя, наконец, полезное применение демократии и правам человека в масштабе отдельно взятой личности.

Однако более глубокий смысл появления Русской Европы, вылезшей вдруг как чертик из табакерки, скрывается в тумане будущего.

Зачем русским Европа?

Зачем Европе русские?

Надолго ли русские пожаловали, сколько их еще будет?

Не переедут ли постепенно все, оставив свои суровые леса и степи?

Если переедут, то куда денут свои ракеты с танками?

Не табун ли это троянских коней?

Останутся ли насовсем, если да, то в каком качестве?

Вернутся ли когда-нибудь в Россию? Или найдут себе новую целину где-нибудь в Австралии или Новой Зеландии?

Говоря о Русской Европе и русских в Европе, я для краткости употребляю этноним в значении, которое дали ему невежественные европейцы, упрямо отказывающиеся отличать от русских украинцев, белоруссов или молдаван.

Русские - это те, кто несет в себе черты русской цивилизации, в ком русский цивилизационный код преобладает.

Русская Европа требует объяснений - они нужны прежде всего самим русским, которых хлебом не корми, дай чего-нибудь объяснить. Нужны и европейцам, в них накопилась усталость от того, что им так никто и не объяснил весь этот бесконечный мультикультурализм - турецкую Европу, курдскую Европу, арабскую Европу. Последней в этом списке будет Европа косово-албанская.

В израненных вопросами душах европейцев тлеет надежда - может быть, хотя бы русские, в отличие от ритуально молчаливых индусов так любящие все объяснять, перестанут томить их и расскажут все сами.

Что ж, пожалуй, и расскажем.

Русские пришли из-за неразделенной любви

Русские любили и любят Европу, причем европейцам понять этой любви не дано. Европейцы сокровища своей культуры с безумной скоростью разменивают на блестящие голливудские фантики - откуда им знать о России, столетиями вожделевшей всего европейского.

Еще более недоступно европейцам то, что совсем скоро все будет наоборот - Европа будет страстно вожделеть всего русского. Уже начинает.

Европейцам непонятно, что великая русская культура, которой восхищаются лучшие представители Европы, есть в значительной степени логическое производное культуры европейской. Но на более высоком уровне. Апгрейд, как сказали бы сегодня.

Обижаться на уровень русского апгрейда не надо - русские сегодня массово более культурны, чем европейцы. Достоевский до сих пор живой для милллионов русских, а их Гофман со своим противным Цахесом уже давно чисто литературный эпизод, известный в основном не немцам, а снова русским. Упрямо лелеющим и читающим немецкого Гофмана в прекрасных русских переводах и рассказывающим уже давно не читающим немцам о том, что вот такой у них был классик-романтик - на Гоголя влиял с Тургеневым. И даже на Булгакова.

Мы любим Европу, но любовь эта безответна. Любим в чем-то даже больше, чем сами европейцы, разучивающиеся любить родную Европу, мать их.

Европа же так и не научилась любить Россию и русских. И, может быть, уже не успеет научиться.

Европа Россию боится и уважает. И еще по старой памяти почему-то надеется когда-нибудь оторвать у русских какие-нибудь куски. Вместо того, чтобы беречь и хранить свое немногое оставшееся, кровное, европейское.

Европа еще не понимает - русский век дольше европейского, поэтому и куски будут отрывать, как всегда, русские. А не у русских.

Русские пришли за уютом

Не просто протянули в Европу спасительные реки из русской нефти и русского газа, но не утерпели, нашли место подвигу и решили помочь лично сами, своими мозолистыми руками.

Дешевизну и расторопность своих рабочих рук русские в Европе стараются обменять на комфорт европейской жизни - уют, ухоженность, безопасность, на то, чего в России никогда не было и нет. И, может быть, даже не будет. То, что в и самой Европе заканчивается.

Медленное умирание европейского благополучия русским не дано понять - миф о безопасной, спокойной Европе в душах русских пока неистребим.

Русские почему-то упрямо верят в то, что герань на окошечках и "Мерседес" во двориках в Германии всегда были и будут. А значит имеет смысл обживаться и обустраиваться в этом чужом, но уютном мире. Хотя бы на время.

Русские так же, как и немцы, уже не знают истории Германии, не рассматривают фотографии немецких городов весны 1945 года. А если и смотрят, то невнимательно.

В своем стремлении разделить с европейцами их сегодня уже довольно скудное благополучие русские люди в Европе не отличаются от всего остального мультикультурализма. Правда, в отличие от сомалийцев или пакистанцев, русским в массе своей есть куда вернуться.

Русские пришли как миссионеры

Вот этого не дано пока понять никому. Между тем это чистая правда. Россия, основной носитель более сильного и жизнеспособного восточного христианства, защищает самим своим существованием ядро разлагающейся западной цивилизации. Ибо ядро это тоже христианское - неважно, что в Европе об этом забыли.

Русским еще в высшей степени свойственна Вера как основа их жизни, а вот не в меру ретиво дегенирирующие братья по разуму на Западе Веру уже почти утратили.

Вместо Веры у них потребительский маразм в последней необратимой стадии и тощая кредитная история в банке. И еще улицы, полные веселящихся и истово верующих во что-то свое инородцев.

Русские верят не так, как многие другие народы Европы. Поэтому у русских Вера еще сохранилась. Не будем спорить о том, кто верит правильнее. В нашем мире водораздел прошел уже совсем просто - способен человек верить или нет.

"Русский человек весь соткан из веры, но вот во что он действительно верит, мы знаем непростительно мало. Русский человек верит в домового, порчу, сглаз, носит при этом крест и ходит в церковь. Верит в любовь, дружбу, Родину, счастье - хотя многие народы мира давно перестали во все это верить." (Из книги "Мы . . . их!")

Умеющие, кроме Бога, верить еще и в домового, любовь, счастье и даже в кузькину мать, русские люди в Европе начинают выступать как миссионеры Веры и Духа, чем разительно отличаются погруженных в свою сантехнику польских "инсталатеров".

Русские, исполненные Веры, хотя и заняты в Европе часто грязной тяжелой работой, выглядят на фоне местного населения как зрячие среди слепых, ходячие среди безногих. Русских и в Европу привела Вера в то, что где-то может быть лучше, то есть идеализм чистейшей воды, слегка припудренный образом блестящей иномарки.

Может в лучшую жизнь для себя конкретно где-то далеко в чужой сторонушке поверить сегодняшний европеец? А, поверив, сняться и поехать?

Европейский дом терпимости

Европейцы превратили свой Старый свет в большой дом терпимости, и русские эту терпимость с интересом изучают. Главное, чему дано некоторым русским научиться в Европе, это терпимости. Не дегенеративной европейской терпимости импотента, смирившегося с тем, что детей ему будут делать веселые инородцы, а какой-то новой своей русской терпимости, исходящей из понимания того, что русские люди особенные, что русских становится меньше и обращаться друг с другом так же сурово, как всегда, неправильно и даже опасно.

Оглядываясь по сторонам, некоторые вдумчивые русские вдруг замечают, что расслабленные европейцы тратят несравнимо меньше энергии и сил на борьбу друг с другом, чем это удается русским. И ничего, живут. Так, может, и русским не стоит так усердно тузить друг друга?

Великий и непобедимый русский образ жизни выглядел всегда так: сегодня мы с соседом деремся, завтра пьем и обнимаемся, послезавтра вспоминаем все, что было, и снова готовимся драться, пить и обниматься.

В Европе этот русский образ жизни в принципе не меняется, но обогащается неким сомнением - а может быть, попробовать жить проще, мягче, быть с соседом приветливее, не гнуть его все время под свою колодку, не бояться того, что начнет гнуть он.

Многие русские в Европе учатся более комфортной социальной удаленности друг от друга, которая и есть основа европейской терпимости. Европейцы уже давно не умеют подойти друг к другу так близко, как русские - русские же учатся отходить друг от друга на европейскую дистанцию, жить, не дыша друг другу в ухо и не напрягая излишне чувство локтя.

Некоторые русские делаются в Европе более пластичными, подвижными в коммуникации. Учатся получать удовольствие от европейской ненавязчивости.

Ничему другому русским в Европе уже не научиться. Ничему, потому что нечему. В европейской демократической болтовне русские разобрались намного быстрее европейцев. В так называемом бизнесе или менеджменте тем более.

А уж насчет "европейского умения работать", которым грузили людей моего поколения лет тридцать назад, лучше просто помолчать. Потому что феномен Русской Европы сделал очевидным то, что многие раньше только робко подозревали. Русские, оказывается, легко и непосредственно приспосабливаются к европейским условиям работы и работодателям, а вот европейцам научиться работать в России, как правило, не дано. Кишка у них тонка договориться с нашим дядей Васей, принявшим на грудь два раза по триста.

Всемирно историческая миссия Русской Европы

Русские пришли в Европу не для того, чтобы вымыть всю грязную посуду в многочисленных европейских бистро, купить на вырученные деньги разбитый "Оппель" и на нем победоносно свалить в родную Ивантеевку.

Русские уже не хотят никого учить. Ни коммунизму, ни всемирной отзывчивости.

Русские стали хитрее и рассчетливее, хотя попытки научить европейцев стучать окаменевшей воблой по столу иногда имеют место.

Старания некоторых русских внедрить воблу в пивную культуру Европы тщетны по очевидной причине - вкус хорошего европейского пива грешно перебивать воблой. Не говоря уже о харизматическом запахе этой рыбы, вызывающем у европейцев ассоциации совсем не гастрономического свойства.

Правда, если у обитателей Страсбурга отнять ароматное пиво "Фишер" и посадить на "Жигулевское", со временем они, возможно, и сами потянутся к вобле.

К счастью, это будет очень нескоро, и тогда Совет Европы по инициативе влиятельной российской делегации обязательно перенесут из Страсбурга туда, где "Жигулевское" еще не задавило "Фишер".

Зато заедать европейское пиво колбасками, сосисками и сырами русские учатся за несколько секунд - а вот у пакистанцев на такое обучение уходят десятилетия. Поколения должны смениться - такие эти пакистанцы дремучие, нединамичные и невосприимчивые. В вопросах пива и сосисок.

Всемирно историческое значение новой Русской Европы в попытке русской цивилизации подать руку помощи утопающим братьям по разуму на Западе. Россия не будет больше Европу спасать - спасали уже много раз. От татар с монголами, от турков, от коричневой чумы. От сегодняшнего демократического маразма Европа пусть спасается самостоятельно, ибо России и самой спастись от демократического маразма будет совсем непросто. Крепчает маразм по всему миру. Но помочь Европе Россия еще в состоянии - если эту помощь поймут и примут.

Россия, несмотря на недавно пережитое смутное время, главная, если не единственная надежда умирающей европейской цивилизации. Надежда еще не открытая и непонятая. Эта, в сущности, простая фраза в сегодняшней Европе звучит все еще дико. Ибо Европа и европейцы не понимают еще очевидного, и это очевидное полезно повторять как можно чаще.

Русские сильнее европейцев генетически, биологически, духовно, интеллектуально. Потому что русские это тысячелетняя смесь всех со всеми, самая крутая и самая живучая смесь.

Слова эти пишутся первого сентября 2007 года, когда новости российских телеканалов полны школьными сюжетами. Эти сюжеты было бы полезно показать европейцам.

Потому что при виде светловолосых и светлоглазых русских первоклассников у непредвзятого наблюдателя глаз отдыхает и радуется. А вот при виде английских первоклассников все намного сложнее. И расизм здесь совсем не при чем - при чем красота, главная тайна нашего мира.

Русские дети пока еще массово красивы несмотря ни на что - вот и все аргументы сразу и сейчас, дорогие европейские друзья. Скажем шире и точнее, славянские дети тоже пока еще массово красивы. В этом первоклассники Варшавы, Братиславы или Белграда, не говоря уже о Киеве или Минске, несравнимо ближе к русским детям, чем к детям английским или испанским.

Конечно, русские старики массово не доживают до возраста стариков европейских - и это плохо; конечно, тяжелая русская доля быстрее изнашивает людей, но будущее за детьми. И несмотря на все тяжкие последствия смутного времени в России, несмотря на беспризорников, уголовников, пьяниц и токсикоманов, русские первоклассники есть некий сертификат будущего России. Глаз на них отдыхает и любуется ими.

Еще о детях. Недавно я наткнулся на детскую передачу канала "Би-би-си прайм" и был изумлен. Ежедневную получасовую передачу для маленьких детей ведут женщина лесбиянка с безумно выпученными глазами и юноша гомосексуалист, одетый в юбку и розовые панталоны.

Оба ведущих целенаправленно демонстрируют на экране все знаки своей, для России все еще нетрадиционной ориентации. Такое вот разумное доброе вечное сеется в душах английских детей чуть ли не с пеленок. Таким же будет их будущее. В розовых панталонах с выпученными глазами.

Русское добро

Русские не просто сильнее европейцев, в России осталась главная кладовая энергии и добра всего христианского мира. Уникальный русский ресурс, русское добро, не всем, правда, понятное. Массово неосознанное самими русскими.

Уникальный ресурс китайцев - совершенная и выдержавшая испытания тысячелетиями организация, иерархия, похожая на вечный и непобедимый муравейник.

Уникальный ресурс янки - ничем не ограниченнная одержимость торговлей и наживой, унаследованная от уголовников и бродяг, съехавшихся на пустое место побороться за место под солнцем. Вырезавших сначала индейцев, а потом бизонов.

Уникальный русский ресурс - Вера в Добро, выстраданная в бесконечной и жесточайшей войне русской цивилизации за выживание. У этой Веры совсем другая цена, чем у воскресного пения английских протестантов. Эта Вера по сей день испытывается огнем и мечом.

Об этом полезно задуматься всем, включая массово одержимых бесом наживы янки, которые тоже каким-то боком причисляют себя к христианскому миру. Особенно когда Европа и Америка требуют от России либерализации и вестернизации в рамках гниющей на глазах, как протухшее мясо, демократической мифологии.

Если русские действительно изменят свой образ жизни и свое отношение к миру на европейские, как этого веками якобы желала и желает Европа, то христанскую цивилизацию некому буде защищать, и Россия и Европа прекратят свое существование в истории в течение нескольких десятков лет.

Все то, что веками ставится русским в упрек и называется то дикостью, то жестокостью, то фанатизмом, то тоталитаризмом, есть не что иное, как русский образ жизни и выживания, представляющий недосягаемый образец для подражания не только для европейцев.

Будущее Европы не в европеизации России, а в обучении европейцев русскому образу жизни. Не всех конечно, только тех кто успеет обучиться. Европейцам предстоит обрусевать, а не русским оевропеиваться.

Русская Европа и государство российское

Для государства российского Русская Европа есть неожиданный и приятный продукт. Мы тут сидели, грели филейные части на батареях центрального отопления, а смотри, как наши везде полезли, будто клопы из щелей - и ничего, живут со всеми этими испанцами, французами, англичанами.

Да еще как живут - только за ушами трещит. И можно теперь в Лондонград ездить оттягиваться с пускающими в этом граде корни корешами. И ничуть не хуже, чем на даче под Москвой - прикольно даже, менты местные английские какие-то горшки на голове носят и всем говорят "сэр".

Государство российское, едва выбирающееся из смутного времени, пока не умеет понять феномен Русской Европы и тем более на него влиять. Если не считать влиянием бодрящие слова в адрес разбухающей на глазах русской диаспоры в духе "давай-давай, бери больше - кидай дальше, наши идут". Слова эти легко говорятся и ничего пока не стоят.

Наверное, это к лучшему, пусть государство российское земли русские собирает и укрепляет - а Русская Европа как возникла помимо его усилий, так и будет жить своей жизнью. Как веками жили казачьи области.

За несколько лет до начала Второй мировой войны кумир русской эмиграции Иван Алексеевич Бунин, живший во Франции, вдруг ни с того ни с сего получил Нобелевскую премию. Причем почему-то за перевод. Причем было известно заранее, что Нобелевскую премию за литературу получит обязательно русский. Почему бы это вдруг?

А потому, что Европа с ужасом взирала на Гитлера и Германию и дрожала от страха - что случится, если миллионы русских эмигрантов в Европе станут на сторону Гитлера. И этим миллионам бросили кость - Нобелевскую премию Бунину.

Но вот что интересно, миллионы русских, обоснованно и люто ненавидевших большевиков, массово врагами России так и не стали. А сам Иван Алексеевич Бунин за годы войны смирился с неизбежностью, с тем, что его Россию с ароматом антоновских яблок уже не вернуть, и желал только одного - победы русского оружия и русского духа.

Русская Европа сегодня радикально отличается от всех предыдущих волн эмиграциии - русские не пришли с оружием в руках добивать фашистского зверя в его логове, а заодно отхватить пол-Европы, русские не бежали из России, их не выгнали.

Русские пришли, потому что им стало интересно и потому, что появилась такая возможность - прийти. "Люблю путешествовать - узнавать новые места, знакомиться с новыми людьми!" - говорил больше тысячи лет назад великий Чингиз-хан, чьи полчища прошли пол-мира, и вот некоторые русские до сих пор помнят эти слова.

Русская Европа ничем России не угрожает. Какие бы катаклизмы и войны ни ждали Европу, из этих активно любопытствующих в Европе русских никогда не получится новая армия Власова. У них массово нет и не может быть на Россию зла. Их нельзя использовать против России - это еще одна приятная новость для государства российского.

Использовать новую русскую эмиграцию для каких-либо завоеваний тоже трудно. Нереально представлять себе новую оккупацию Германии русскими войсками и превращение пяти миллионов русских немцев в коллаборационистов по модели судестких немцев в Чехии. Не будет Россия снова завоевывать Европу - бессмысленно это для нее. Хорошо это или плохо, но этого ни в обозримом будущем не произойдет, хотя может случиться многое другое - более тяжелое и кровавое.

Русская Европа для государства российского есть некий подарок, будем верить, что заслуженный. И поскольку дареному коню зубы не чистят, есть обоснованная надежда на то, что феномен Русской Европы еще долго будет сохранять свою стихийность, автономность и, как ни смешно это звучит, независимость от российских государственных структур. По большому счету России еще не до него - не собраны еще ни русская Украина, ни русский Крым с Молдавией и Приднестровьем.

Русская Европа еще долгое время будет существовать в статусе некоего зарождающегося казачьего войска, в целом лояльного белому царю, но в частности имеющего свое мнение о том, когда и как пошарпать разных торговых людишек, московских купцов не исключая, когда выступить на турок или поляков. А раз появляются новые казаки, пора подумать и об атаманах. Согласно признанному в России на уровне афоризма народному принципу - самозванцев нам не надо. . .

Русская Европа как информационный проект

В последние месяцы я потратил некоторое время в поисках ответа на вопрос: почему в Европе нет и не предвидится общеевропейского телевизионного канала на русском языке? Ответ звучит так: канал некому делать, хотя он уже давно имеет все права на существование и даже процветание.

Государство российское совсем недавно выделило значительные средства на создание англоязычного канала, а вот о русскоязычном канале для соотечественников государство российское пока даже не задумывается. Мол, соотечественники в Европе и так обжираются русским телевидением аж по горло - через спутник и даже кабельные сети, причем очень недорого, еще и Гусинский подсобит то из Гибралтара, то из Израиля.

Лично мне, впрочем, почему-то кажется, что миллионы русских в Европе и по всему миру для государства российского несоизмеримо важнее анонимных и неуловимых англоязычных зрителей официального англоязычного канала, что вместо "Раша тудэй" вполне могли бы идти те же "Вести" на английском языке.

На тему обилия русских каналов в Европе такое замечание - в России есть такой город Мухопопинск, которого нет на карте, но о котором все говорят. И в этом замечательном городе обязательно имеется свое региональное телевидение со звучным названием "Цокотуха". Потому что жители Мухопопинска не отстают от мирового прогресса и хотят на экране телевизора и даже компьютера увидеть родное, мухопопинское, а не только триумф социальной политики Абрамовича на Чукотке.

Русская Европа же от российского города Мухопопинска отстает - потому что в ней нет русского телевидения, нет даже в Германии.

Забавно в этом то, что от десяти до пятнадцати миллионов русских людей, обитающих на сегодняшний день в Европе, по своей покупательной способности отнюдь не отстают от ста тысяч счастливых горожан Мухопопинска. Скажем строже, теоретически эти десять-пятнадцать миллионов русских в Европе могли бы оплатить еще одно НТВ прямо из своего кармана. Могли бы в каждом немецком городишке, где компактно живут тысячи русских немцев, создать свое локальное телевидение. Могли бы, но не умеют еще. И никто их не учит.

Между тем без своего телевидения Русская Европа будет блуждать во тьме незнания. Никакие газеты и даже Интернет русского канала в Европе не заменят.

P.S. В этой связи я приглашаю тех, кто способен думать и действовать во имя европейского русского телеканала, собраться на круглый стол и не откладывая.

С такого круглого стола, похожего на сход, и может начать свою историю новое казачье войско - Русская Европа.

Сергей Хелемендик, 12 сентября 2007 года, Братислава, inosmi.ru

Europe

Похожие статьи:

ЕвропаРусские в Европарламенте

ОбществоДемография РФ за 21 год

ЕвропаЭстония - Земля русских предков

ОбществоЧей проект русские?

Общество«В детских садах русских детей уже нет...»

384 просмотра

Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!