В гостях у сицилийских русофилов

«Италия без Сицилии, - писал Гете, - не оставила бы в душе вообще никаких следов. Именно здесь ключ ко всему, что видишь в этой стране». Так что, прилетев на Сицилию по приглашению крупнейшей местной газеты «Gazzetta del Sud», мы, безусловно, оказались в нужном месте.

Хотя и не уверен, что в нужное время: жара стояла рекордная даже для здешних мест – 40 градусов в тени. Пятки жгло немилосердно по всему побережью. Еще хуже было с официальными визитами, в ходе которых пиджак и галстук превращались в тяжкие вериги и инквизиторскую удавку. Предполагаю, что если бы мэр Мессины решил устроить прием на склоне вулкана Этна, рядом с потоком лавы, то и тогда пиджак был бы обязательным. Что делать – протокол ходит в пиджаке в любую погоду.

Впрочем, сицилийский Аид, т.е. ад, этим и ограничивался, что для целого мироздания (а Сицилия - это отдельно взятый мир) не так уж и много. Поджарившись на сковороде, мы почти акклиматизировались, так что об Аиде напоминал лишь местный паром через Мессинский пролив, который его хозяин не без юмора обозвал «Хароном». Если кто не помнит, это тот самый товарищ, что перевозит покойников через Стикс в тот самый Аид. То есть очень забавно! Кто не плавал - рекомендую.

Все остальное на Сицилии можно считать раем. Впрочем, за абсолютную точность в оценках не ручаюсь. Если тело к жаре в целом адаптировалось, то голова - не вполне. Жара существенно влияла на восприятие окружающей действительности, выполняя роль своеобразного галлюциногена (вроде нашего мухомора). Реальность и мифы, которые пропитали Сицилию, как оливковое масло, в голове изрядно путались и смешивались в единое целое. В результате, скажем, рассказ главного редактора «Gazzetta del Sud» г-на Nino Calarco о проекте грандиозного моста между материком и Сицилией или, точнее, между Сциллой, что обитает на материке, и Харибдой, что проживает на Сицилии, казался столь же сюрреалистическим, как и циклоп Полифем, на котором оттачивал свое хитроумие Одиссей, лишивший бедолагу его единственного глаза. Поверить в то, что проект моста, которому уже сорок лет, в конце концов реализуют, было так же легко, как и в историю с ослеплением бедного циклопа, что жил недалеко от нашей гостиницы на склоне Этны. Кстати, на Сицилии, в обстановке тотальной доброжелательности Полифем вызывал куда больше сострадания, чем офтальмолог Одиссей. Жить на Сицилии и не видеть ее божественной красоты - что может быть ужаснее?

Атмосфера Сицилии заставляет тебя глядеть на мир философски. Даже если приезжему и мерещится в каждом сицилийце мафиозо с «лупарой», ни малейшего внутреннего протеста это не вызывает («лупара» - местная двустволка, заряженная крупной дробью на волков и людей, хорошо всем знакомая по фильму «Крестный отец»). Сицилийцы – милейшие люди, и мафиозо здесь - просто профессия, нечто среднее между полицейским и налоговым инспектором. С давних времен «коза ностра» следит на острове за порядком, за что взимает с населения определенный налог. Если бы мафия еще не мухлевала со строительными подрядами и чуть реже закатывала в асфальт неисправных налогоплательщиков, то к ней, как я понял, не было бы вообще никаких претензий со стороны местного населения. Порядок на Сицилии идеальный, и обеспечивает его отнюдь не полицейский, а как раз мафиозо. Недаром завидуют сицилийцам черной завистью неаполитанцы, которые из-за разгула преступности каждый раз выходят из дома с риском для жизни. На Сицилии у туриста не украдут даже кошелька – вы находитесь под охраной мафии. Иначе говоря, нашей свежезамороженной русской мафии еще учиться и учиться. Было бы желание, а у кого перенимать опыт, я покажу.

Во всем остальном мы с сицилийцами очень похожи. Мифов хватает и у них, и у нас. Мы одинаково любим поесть и выпить, вот только еда и вино - разного качества. Мы совершенно одинаково оставляем свои машины под знаком «стоянка запрещена». В двух наших народах практически в одинаковой пропорции сосуществуют трудолюбие и лень. Не знаю точно, что имел в виду Гете, когда говорил, что Сицилия – ключ к пониманию всей Италии, но предполагаю, что он неожиданно обнаружил, что сицилийцы – не немцы. Мы точно так же не немцы. И это нас сближает с сицилийцами.

Даже политические системы у нас и на Сицилии в целом совпадают, хотя сицилийская демократия намного старше, чем русская. Когда вам показывают развалины древней крепости и говорят, что вот тут находился дворец правосудия и заседал суд присяжных - это впечатляет. Когда вы в небольшом региональном музее наталкиваетесь на карету, которая в два раза больше самой большой кареты, что есть в московской Оружейной палате, и вам говорят, что на ней ездили парламентарии, это впечатляет тем более. А когда вы оглядываетесь вокруг и вдруг понимаете, что здесь процветает та же самая управляемая демократия, что и у нас, это окончательно добивает. Я о том, что если это и есть наше светлое будущее, то из-за чего тогда столько шума у нас дома сегодня? Как говорил мудрый Станислав Ежи Лец, зачем биться головой о стенку? Что вы будете делать в соседней камере?

Примерно одинаково сицилийцы и русские относятся и к центральной власти: для большинства граждан Сицилии, как и для большинства россиян, она страшно далеко, а потому центр живет своей жизнью, а отдельно взятый регион и гражданин – своей. Их пути пересекаются лишь изредка. Конституционный референдум, который мы застали в Италии, подавляющее большинство сицилийцев просто проигнорировало, поскольку сочло, что никакие изменения в основном законе страны их жизнь все равно не затронут. Думаю, что если бы проводились выборы главы сицилийской мафии, то эта демократическая процедура нашла бы в сердцах сицилийцев значительно больший отклик. Мафия – это как раз серьезно. От нее зависит жизнь каждого сицилийца.

Вообще, сицилиец считает себя итальянцем как бы по совместительству. Свой диалект, широкие финансовые и политические полномочия, предоставленные острову по конституции, наконец, независимый характер – все это делает сицилийца похожим на атомную подлодку, которая может находиться в автономном плавании бесконечно долго. Именно «бесконечно», потому что, в отличие от реальной подлодки, где могут кончиться свежие фрукты, на Сицилии они не переведутся никогда. А также оливки, вино, солнце, пляж и прочие прелести. Так на какой ляд, спрашивается, им нужна остальная Италия? Итальянцем сицилиец себя ощущает, пожалуй, только во время чемпионата мира по футболу. Здесь он преображается и болеет за «своих», как и вся страна.

Иначе говоря, многими чертами характера, темперамента и образа жизни мы схожи с сицилийцами, как близнецы. И в плюсах, и в минусах. Впрочем, когда минусы, как говорится, родные, то и они милы сердцу. Недаром русский, попадая на Сицилию, часто именно там становится знаменитым. Например, тот же физиолог Мечников, приехав на Сицилию, тут же открыл фагоцитоз (это когда добрые клетки пожирают злых).

Наконец, Сицилия - довольно редкое место на земле, где русских искренне любят. Если в Прибалтике, Франции, Финляндии или Польше живут в основном русофобы, то здесь обитают одни русофилы. Причем это русофилы - наследственные, с прочными русофильскими корнями. Благодарить за этот феномен нужно наших предков. Когда в 1908 году в Мессине произошло страшное землетрясение, первыми на помощь пришли моряки русского флота, стоявшего неподалеку. Именно русские разгребали завалы в Мессине, оперировали и лечили, кормили и вывозили беженцев.

Надо отдать должное сицилийцам: они все помнят и относятся благожелательно даже к новым русским, хотя те и подвергают порой их любовь к России жестоким испытаниям. Через два года Мессина готовится отметить 100-летие и катастрофы, и того дня, который так сблизил сицилийцев с русскими. Как нас заверили власти Мессины, русских ждут на острове и встретят подобающим образом.

Так что если кто-то хочет окунуться в любовь сицилийцев по самую макушку, могу назвать точную дату: столетняя годовщина будет отмечаться 28 декабря 2008 года.

Сорокаградусную жару на Сицилии в этот день не обещаю, а вот горячую любовь - гарантирую.

Петр РОМАНОВ, РАМИ «РИА Новости», 03.07.06

292 просмотра
Теги: Сицилия

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!